Для тех ,кто решил зарегистрироваться на форуме «Беседка» !
Категорически запрещена регистрация  с одноразового и временного e-mail !Такие пользователи будут отправляться в бан без объяснения причин.
После регистрации необходимо активировать свою учетную запись .Если Вы в почте не обнаружили письмо с активацией рекомендуется проверить папку «Спам».
С уважением
 Администрация форума

* Недавно обновленные темы

7. С Днем рождения ! (Праздники и поздравления) от Надежда (10.12.2016 в 11:01)8. Ключи к антивирусным продуктам (Компьютерная безопасность и антивирусы ) от Любопытный (10.12.2016 в 10:44)9. Стихи затрагивающие душу (Библиотека) от Любопытный (10.12.2016 в 02:53)10. Немного юмора на серьёзную тему (Юмор) от Любопытный (10.12.2016 в 01:03)11. Новороссия (Украинские события ) от Любопытный (10.12.2016 в 01:01)12. Песни с YouTube и не только, или что мы слушаем под настроение (О музыке) от Cherep (9.12.2016 в 23:45)

Автор Тема: Что в жизни нам дорого...  (Прочитано 2113 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн ALENA

  • *
  • Сообщений: 46773
  • Пол: Женский
  • Имя : Алина

Что в жизни нам дорого...
« : 05 Март 2013, 22:33 »
Прочитала одну историю, тронула за душу .

Цитата
Ранее утро… 8 марта. Будильник зазвенел и, даже не успев как следует начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте оделся, тихо прикрыв входную дверь, направился к базару. Стало чуть светать.
Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил забраться под куртку. Подняв воротник и опустив в него как можно ниже голову, я приближался к базару. Я ещё за неделю до этого решил: никаких роз, только весенние цветы… праздник же весенний.
Я подошёл к базару. Перед входом, стояла огромная корзина с очень красивыми весенними цветами. Это были Мимозы. Я подошёл. Да, цветы действительно красивы.
- А кто продавец, - спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я почувствовал, какой ледяной ветер.
- А ты сынок подожди, она отошла ненадолго, щас вернётся, - сказала тётка, торговавшая по соседству солёными огурцами.
Я стал в сторонке, закурил и даже начал чуть улыбаться, когда представил, как обрадуются мои женщины, дочка и жена.
Напротив меня стоял старик.
Сейчас я не могу сказать, что именно, но в его облике меня что-то привлекло.
Старотипный плащ, фасона 1965 года, на нём не было места, которое было бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный плащ был чистым. Брюки, такие же старые, но до безумия наутюженные. Ботинки начищены до зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок, был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нём просто отвалилась. Из-под плаща была видна старая, почти ветхая рубашка, но и она была чистой и наутюженной. Его лицо было обычным лицом старого человека, вот только, во взгляде было что-то непреклонное и гордое, не смотря ни на что.
Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть небритым в такой день. На его лице было с десяток порезов, некоторые из них были заклеены кусочками газеты. Деда трусило от холода, его руки были синего цвета… Его очень трусило, но он стоял на ветру и ждал.
Какой-то нехороший комок подкатил к моему горлу. Я начал замерзать, а продавщицы всё не было. Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, что дед не алкаш, он просто старый измученный бедностью и старостью человек. И ещё я просто явно почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего положения за чертой бедности. К корзине подошла продавщица. Дед робким шагом двинулся к ней. Я то же подошёл к ней. Дед подошёл к продавщице, я остался чуть позади него.
- Хозяюшка… милая, а сколько стоит одна веточка мимозы? - дрожащими от холода губами спросил дед.
- Так, а ну вали от сюдава алкаш, попрошайничать надумал, давай вали, а то… - прорычала продавщица на деда.
- Хозяюшка, я не алкаш, да и не пью я вообще, мне бы одну веточку… Сколько она стоит? - тихо спросил дед.
Я стоял позади него и чуть с боку. Я увидел, что у деда в глазах стояли слёзы…
- Одна? Да, буду с тобой возиться, алкашня... Давай, вали отсюдава, - рыкнула продавщица.
- Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, - так же тихо сказал дед.
- Ладно, для тебя, алкаш, 5 рублей ветка, - с какой-то ухмылкой сказала продавщица. На её лице проступила ехидная улыбка.
Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки по рублю.
- Хозяюшка, у меня есть три рубля, может, найдёшь для меня веточку на три рубля? - как-то очень тихо спросил дед.
Я видел его глаза. До сих пор, я никогда не видел столько тоски и боли в глазах мужчины.
Деда трусило от холода как лист бумаги на ветру.
- На три тебе найти, алкаш, га, га, га, щас я тебе найду, - уже прогорлопанила продавщица.
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась…
- На держи, алкаш, беги к своей алкашке, дари, га, га, га, га, - дико захохотала эта дура.  В синей от холода руке деда я увидел ветку мимозы, она была сломана посередине.
Дед пытался второй рукой придать этой ветке божеский вид, но она, не желая слушать его, ломалась пополам, и цветы смотрели в землю… На руку деда упала слеза… Дед стоял и держал в руке поломанный цветок и плакал.
- Слышишь ты, собачка , что же ты, *****, делаешь? – начал я, пытаясь сохранить остатки спокойствия и не заехать продавщице в голову кулаком.
Видимо, в моих глазах было что-то такое, что продавщица как-то побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня как мышь на удава и молчала.
- Дед, а ну, подожди, - сказал я, взяв деда за руку.
- Ты, курица тупая, сколько стоит твоё ведро, отвечай быстро и внятно, что бы я не напрягал слух, - еле слышно, но очень понятно прошипел я.
- Э… а… ну… я не знаю, - промямлила продавщица
- Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько стоит ведро!?
- Наверное, 500 рублей, - сказала продавщица. Все это время дед непонимающе смотрел то на меня, то на продавщицу. Я кинул под ноги продавщице купюру, вытащил цветы и протянул их деду.
- На, отец, бери, и иди поздравляй свою жену, - сказал я.
Слёзы, одна за другой, покатились по морщинистым щекам деда. Он мотал головой и плакал, просто молча плакал…
У меня у самого слёзы стояли в глазах. Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою поломанную ветку.
- Хорошо, отец, пошли вместе, - сказал я и взял деда под руку. Я нёс цветы, дед свою поломанную ветку, мы шли молча. По дороге я потянул деда в гастроном. Я купил торт, и бутылку красного вина. И тут я вспомнил, что я не купил себе цветы.
- Отец, послушай меня внимательно. У меня есть деньги, для меня не сыграют роль эти 500 рублей, а тебе с поломанной веткой идти к жене негоже, сегодня же восьмое марта, бери цветы, вино и торт и иди к ней, поздравляй.
У деда хлынули слёзы… Они текли по его щекам и падали на плащ, у него задрожали губы. Больше я на это смотреть не мог, у меня у самого слёзы стояли в глазах. Я буквально силой впихнул деду в руки цветы, торт и вино, развернулся, и, вытирая глаза, сделал шаг к выходу.
- Мы… мы… 45 лет вместе… Она заболела… Я не мог её оставить сегодня без подарка, - тихо сказал дед, спасибо тебе...
Я бежал, даже не понимая, куда бегу. Слёзы сами текли из моих глаз…
Поблагодарили: Cherep, Надежда

Онлайн ALENA

  • *
  • Сообщений: 46773
  • Пол: Женский
  • Имя : Алина

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #1 : 24 Октябрь 2013, 22:03 »
Как то тяжело от такого  стихотворения  :(

Цитата
В не раз уже заштопанном халате,
Из яркого цветного волокна
В больничной переполненной палате
Стоит старушка, плачет у окна.

Её уже никто не утешает -
Все знают о причине этих слёз.
Соседок по палате навещают,
А ей, лишь раз, сынок халат привёз.

Про тапочки забыл, сказал смущённо:
- Я завтра привезу... Потерпишь, мать?
- Конечно, потерплю. Я ж на перинке
И в шерстяных носках могу лежать.
Куда мне тут ходить? Простора мало.
Покушать санитарки принесут.
Меня болезнь настолько измотала,
Что мне б лишь полежать, да отдохнуть.

Вздохнул сынок, отвел глаза в сторонку:
- Тут... Понимаешь... Дело есть к тебе...
Всё это очень путано и тонко...
Но ты не думай плохо обо мне!
Квартира у тебя стоит пустая,
И мы с женой подумали о том,
Что ты - то там, то тут... Одна... Больная...
Поправишься - к себе тебя возьмём!
И внуки будут рады, ты же знаешь!
Они души в тебе не чают, мать!
Всё! Решено! Ты к нам переезжаешь!
Твою квартиру будем продавать!

Достал бумаги, молвил без сомненья:
- Я всё продумал, мне доверься, мам...
Как только мы увидим улучшенья,
Отсюда сразу жить поедешь к нам.

Что скажешь тут? Он сын ей, кровь родная...
А внуки - ради них и стоит жить!
И подписала, не подозревая,
Как всё на самом деле обстоит.

Проходят дни, проходят и недели...
Сынка всё нет. И вряд ли он придёт.
Старушку утешали и жалели...
Но кто же и чего тут не поймёт?

А с каждым днём старушка всё слабеет,
И по ночам всё чаще снится сон,
Как кашку по утрам сыночку греет,
Но плачет и не хочет кушать он.
И первые шаги сынка - малышки,
И слово, что сказал он в первый раз,
И первые царапины и шишки,
И детский сад, и школа - первый класс...

Врачи молчат, стараясь что есть силы,
Хоть как-то ей страданья облегчить.
А родственники строго запретили
Старушке про диагноз говорить.

Она не знает, что больница эта -
Не городской простой стационар,
Что шансов на поправку больше нету...
Но, для неё незнанье - не кошмар.

Табличка «Хоспис» на стене у входа
Ей ни о чём плохом не говорит.
На странные слова давно уж мода
И нужно ли кого за то винить?

Она не знает, что сынок исправно
Звонит врачам, в неделю раза два:
- Вы ж говорили - умирает?! ... Странно...
Что до сих пор она ещё жива...

Она жива. Она всё ждёт и верит,
Что сын придёт, обнимет, объяснит,
Откроются сейчас палаты двери,
Она же всё поймёт и всё простит.

С последних сил встаёт она с кровати.
Держась за стенку, подойдёт к окну.
Насколько ей ещё терпенья хватит
Так верить безразличному сынку?

Она готова до конца стараться.
И сил, что нет, она должна найти.
Вдруг он придёт? Она должна дождаться!
Придёт... Ну как он может не придти?...

Стоит и плачет... Ждёт от сына вести...
На небо лишь посмотрит невзначай,
И теребит рукой нательный крестик -
Мол, подожди, Господь, не забирай!!!

Оффлайн Ксюша

  • *
  • Сообщений: 6602
  • Пол: Женский

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #2 : 24 Октябрь 2013, 22:08 »
я где то выкладывала это стихотворение, тоже после его прочтения тяжело на душе. :(

Онлайн ALENA

  • *
  • Сообщений: 46773
  • Пол: Женский
  • Имя : Алина

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #3 : 08 Ноябрь 2013, 20:41 »
Сына мать качала... баюшки - баю,
Вырастешь сыночек... помни мать свою.
Ночь уже проходит и встает заря,
Мать качала сына... думала - не зря.
Все плохие мысли от себя гнала,
И с какою гордостью в первый класс вела.
Годы пролетели - вниз с горы, рекой,
В жизни у мальчишки - первый выпускной.
Далее учеба в городе большом,
А потом сыночек в армию ушел.
Мать переживала... ночи не спала,
Каждую копейку сыну берегла.
Господа просила... все слова, как стон,
О здоровье сына у святых икон.
Свадьба отшумела... "Дым стоял столбом"
И сынок покинул старый отчий дом.
Жизнь его кружила в карусели дней,
Не звонит... не пишет матери своей,
А она все плачет сидя у окна,
Серенькая кошка... да она - одна.
И душа рыдает и под сердцем жжет,
Что же сын не едет... внуков не везет?
Все у сына в общем в жизни хорошо,
Жизнь свою устроил, сам себя нашел.
Для семьи трудился не жалея сил
...А о ней не вспомнил... а о ней забыл.
И никак до сына это не дойдет,
Что молитвой мамы, он вот так живет.
Плачет сын у гроба... "Мамочка , прости"
Ношу эту тяжкую до конца нести.
Помнить о родителях - жизненный закон,
Он об этом вспомнил после похорон.
На глаза попались в тайном уголке,
Сбереженья мамы в носовом платке.
Рядышком записка... "Я тебя ждала,
Здесь насобирала, что, сынок смогла"
Плакал над деньгами сам себя кляня,
Он такие деньги делал за полдня.
И душа рыдает... и прощенья нет,
Мать их собирала целых десять лет...

Оффлайн Ксюша

  • *
  • Сообщений: 6602
  • Пол: Женский

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #4 : 08 Ноябрь 2013, 21:03 »
Первое слово ребенок сказал:
— Мама! -
Вырос. Солдатом пришёл на вокзал.
— Мама! -
Вот он в атаке на дымную землю упал.
— Мама! -
Встал. И пошёл. И губами горячими к жизни припал.
— Мама! -
А у меня нет мамы. Она умерла.
Вот ещё одной мамою стало меньше на свете.
Зачем же ты, мама, в постель земляную легла?
Или жесткой кровать показалась тебе на рассвете?
А рассвет был из солнца. Из зелени. Из синевы.
Пенье птиц было слышно на самых далёких планетах.
Розоватые голуби вылетали из мокрой травы,
Долго пили зарю и тонули в далеких просветах.
Ты ведь очень любила, когда зажигался рассвет.
Поднималась чуть свет. И детей на заре поднимала.
А сейчас тебя нет. Почему? Почему тебя нет?
Поднимись. Приходи. У детишек сползли одеяла.
Нет, уже не придёшь. Из глухого того далека
Не приходят назад. Остаются на вечном ночлеге.
Странной формы сейчас над землёю плывут облака,
Будто белые женщины едут на белой телеге.
Ты седая совсем. Стала белой твоя голова.
Видно, вьюги мели, а снежинки растаять забыли.
Муж без вести пропал. Ты с тех пор ни жена, ни вдова.
А потом сыновья на войну от тебя уходили.
От тебя? Нет, с тобой! Слышишь, мама, всё время с тобой,
Только в письмах они очень редко писали об этом.
Больше женам писали. И шли по дороге рябой.
И на письма твои не всегда торопились с ответом.
Это только потом, через годы, я стал понимать,
Как казнят матерей безучастьем и черствостью дети.
Друг мой, брат мой, товарищ мой, если зовет тебя мать —
Рвись к ней сердцем. Спеши. Мчись к ней в самой крылатой ракете.
Каждый миг на счету. Будь быстрее, чем звук и чем свет.
Опоздаешь в пути — не простишь себе этого вечно.
Ты звала меня, мать? Я пришел. А тебя уже нет.
И дорога длинна. И разлука с тобой бесконечна.
Я сейчас вспоминаю — давно это было… давно…
Утро. Осень метет. Жмутся к небу озябшие птицы.
Ты всё смотришь в окно. Ты всё смотришь и смотришь в окно.
Хоть бы скрипнула дверь. Хоть бы вздрогнули вдруг половицы, —
Сын из дома ушёл! И когда он Вернется теперь?
И потянутся дни. И слезы материнской не спрячут.
Ах, зачем между жизнями возникает закрытая дверь!
И, детей провожая, зачем наши матери плачут?
Мать, я землю изъездил. Я многие знал города.
И добро повидал, и война по мне смертью строчила.
Но друзей своих, мать, не бросал я в беде никогда.
И не лгал никогда. Это ты меня так научила.
Ты меня научила не прятать у сердца обид
(Сердцу трудно и так, для чего ему тяжесть такая?).
Если слово ты дал — это, значит, навеки. Гранит.
Если в гору идешь — поднимайся, других не толкая.
Ах, завет материнский, и что тебя в мире мудрей?
Ты нас к звездам ведешь даже в темные ночи глухие.
Я берусь утверждать: в мире мало плохих матерей!
Отчего же тогда появляются люди плохие?
Отчего же тогда по земле ещё ползает зло?
И смердит себялюбство? И сушит сердца скопидомство?
А ведь как на планете бы сделалось людям светло,
Если б всех матерей своих слушаться стало потомство.
«Всех? Нет, не всех. Я их видел в чужой стороне;
Очень жалких и очень жестоких. Что им нужно таким?
Чтоб земля задыхалась в огне? Чтобы кровь человечества
Стыла в воронках глубоких?
Это пляшет волчица на свадьбе у чёрной змеи.
Разве матери это? Нет, нас воспитали другие.
Как я верую в вас, как я чту вас, родные мои!
Наши матери, светлые души России!
Это вы нас учили, куда бы мы в жизни не шли,
мы судьбу свою метили самой высокою метой:
если бьёмся с врагом, так уж бьёмся за счастье Земли,
Если радость несём, так уж делимся с целой планетой!
Сколько мирных народов у нашего село костра.
Скольких мы обогрели горячим, душевным приветом.
Мама, как ты добра!… Как была ты огромно добра!
Целый город, бывало, к тебе приходил за советом.
Если мерз человек — ты ему отдавала тепло.
И всегда незаметно. Всегда от души. Сокровенно.
Где мне слово найти, чтобы свет оно людям несло,
Чтоб людские недуги оно исцеляло мгновенно,
Чтобы слово моё открывало бы каждую дверь,
Возводило мосты, поднимало бы зелень из праха,
И когда в человеке сидит затаившийся зверь —
Чтоб пришло моё слово и зверя убило без страха.
Ты прости меня, мать! Я при жизни твоей не сказал
Половины того, что теперь не дождется ответа.
Жизнь не холмик пологий. Не картинами убранный зал.
Жизнь — вершина. Огонь. Праздник мысли и яркого света.
Вот за это за всё - я твой сын! И пока я живу,
Мама, имя твое я несу через жизнь как святыню.
Будут годы идти. Будут яблоки падать в траву.
Будет солнце всходить. Будут реки врываться в пустыню.
Будут плыть корабли в белизну марсианских морей.
Будет жизнь бушевать. Каждым атомом. Жилкою каждой.
А тебя уже нет… ты уже не откроешь дверей…
Люди! Братья мои! Берегите своих матерей!
Настоящая Мать — человеку дается однажды.
С сайта
Извините, Вам не разрешено просматривать этот текст. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Онлайн ALENA

  • *
  • Сообщений: 46773
  • Пол: Женский
  • Имя : Алина

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #5 : 13 Май 2014, 20:02 »
 Из инета ...
Цитата
… По подъезду ходили пацаны с большой коробкой.
По правде говоря коробка была небольшая, но и пацаны были невелики, лет по десять, так что коробка в их руках казалось огромной.
Одеты были соответственно погоде, шапки кроличьи, на ногах какая-то полулохматая обувь и страшные на вид то ли куртки, то ли пальто. В общем, нормального вида мальчишки, дворового и хулиганского.
— Дядя!
– тронул меня за рукав один, который был без коробки
– Вам щенок не нужен?
— Да нет, а ты что, щенков продаешь?
— Нее, дядя, их кто-то выкинул в подъезд , прямо в коробке, а они так пищат, наверное хотят домой.
Я открыл створку коробки, которую прижимал к животу второй мальчуган.
Из темных, вонючих недр на меня смотрели пять пар щенячьих глаз.
Щенки были плотненькие, кругленькие и хвостатые. Они не пищали, а только смотрели на меня снизу вверх и думали о чем-то о своем.
— Не, пацаны, не нужно. У меня дома двое котов, боюсь не подружатся они с вашими собачками.
Объяснение про «двое котов» было принято с пониманием и пацаны, вздохнув, закрыли коробку и понесли живой груз дальше, в поисках будущих хозяев.
— Дрззззззз…. – зазвонил дверной звонок у моих соседей.
Спустя пол минуты дверь приоткрылась и на пороге возник сосед. Не знаю, кем он работал, но по виду то ли учитель, то ли начальник небольшого женского отдела. Всегда культурно одет, в руках портфель. Я еще запомнил, как он брезгливо морщился, трогая дверную ручку подъезда. И еще он делал замечания.
В общем-то правильные замечания, про «не курить в лифте», «не плевать и не мусорить». Нормальный мужик.
— Кто там?
– сосед оглядел чумазую пацанву и знакомо поморщился.
— Дядя, вам щенок не нужен?
– с надеждой спросил тот, который не держал коробку.
— Смотрите, какие красивые! И, торопясь показать красоту, открыл коробку.
— Пошли вон, уроды! И тварей блохастых своих заберите!
– от вопля соседа , пацан зажмурил глаза, а щенки сбились в кучу и постарались уйти поглубже в коробку...
– Еще раз притащите их сюда, всех с лестницы спущу!
Мальчишки кинулись от этой негостеприимной квартиры, тем не менее очень аккуратно неся коробку с пятью хвостами.
— Давай вот сюда позвоним, – предложил один.
– Тут тетя живет, она, наверное, возьмет одного. А может и двух...
— мечтательно предположил он.
В коробке кто-то тяжело вздохнул.
— Пим-пилим-пим. .
– пропел звонок и тут же открылась дверь.
«Тетя», видимо, куда-то собиралась, поэтому открыла сразу.
— Вам щеночек не нужен? Красивый и добрый!
– мальчишка вытащил щеня из коробки, полагая, что в руках живой подарок будет выглядеть презентабельней …
Тяжелый шлепок открытой ладонью попал как раз снизу по рукам, держащим щенка. Тот резко взвизгнув, подлетел вверх, перебирая в воздухе лапками, но пацан все-таки умудрился как-то поймать его и засунуть визжащий кусок шерсти себе за пазуху.
— Еще раз придешь сюда, всех с лестницы спущу! Вместе с вашими вонючими собаками!
Хлопнула закрывающаяся дверь и пацаны побрели дальше по подъезду.
— Какая же он собака? Это же щеночек еще!
– недоуменно высказался один .
Потом еще много раз звонили дверные звонки, хлопали двери и орали люди. Никому не были нужны щенки.
А будущее, когда на улице минус сорок, у них было одно, замерзнуть насмерть на первом этаже холодного подъезда.
Собственно оттуда и несли свою живую ношу эти два пацаненка, оставив на месте коробки со щенками два школьных рюкзака, чтобы они не мешали ходить по квартирам.
Через час осталась одна квартира, алкоголика Сашки.
Ее специально оставили на потом, потому что Сашка был мужик нехороший, с тяжелым характером и взглядом как у волка.
Да и не сказать, что совсем алкоголик, но пахло перегаром он него постоянно. И еще он был совершенно непредсказуемый в своих поступках.
Поэтому пацаны вполне справедливо оставили его в качестве последнего места посещения, предполагая, что за щенков они не только услышат десятиэтажный мат, но и еще могут по шее получить.
Сашка не любил людей, а люди не любили Сашку.
Но была между ними одна разница. Сашка не боялся людей, а люди его опасались...
Да и как не опасаться здоровенного, небритого мужика, вечно пьяного, который смотрит на тебя взглядом вурдалака?
— Дыц-дыц…
– Осторожный стук в дверь показал, что надежда пристроить щенков угасла почти совсем. И еще он показал, что звонок не работает.
За дверью раздался хриплый мат, что-то упало, встало, и дверь открылась. Сверху вниз, на притихших от страха пацанов глянули злобные, глубоко посаженные глаза.
— Ну?!
– рявкнуло перегаром страшное лицо,
– Чо надо?
Пацаны, которые от страха и так дрожали коленками, теперь вообще забыли, что хотели сказать и зачем пришли. Молча и с непередаваемым ужасом они смотрели на огромное, злобное тело и даже думать боялись, что сейчас будет.
— Это… Вот… Вам не нужно?
– дрогнувшим голосом залепетал тот, который нес коробку.
А первый, предполагая, что сейчас будет, просто зажмурил глаза, понимая, что убежать они уже не успеют. Но желание спасти щенков победило страх,
– Возьмите. Пожалуйста. А то они умрут.
… Сашка посмотрел на пацанов, потом в коробку и медленно протянул к ним свои волосатые, немытые ручищи. А потом случилось страшное.
Страшное было в том, что дети поняли одну простую истину, что не тот хороший человек, кто хорошо выглядит снаружи, а хороший тот, кто хороший внутри. И путь он трижды алкоголик, грубиян и асоциальный элемент.
Сашка забрал себе всю коробку со щенками.
Целую неделю мы встречали его несущего в пакете то молоко, то какую- нибудь вкусняшку из зоомагазина, то еще что-то. А потом он возле автобазы, где работал сторожем, построил вольер и переселил лохматых жильцов туда. И теперь это уже не пищащие щенки, а вполне серьезная и, главное, послушная стая охранников.
Сашка лучше не стал.
Все так же пьет, дышит перегаром и злобно смотрит на людей.
И только у дворовых пацанов он теперь пользуется непререкаемым авторитетом и уважением.
А если кто не знает, то уважение дворовых хулиганов ой как трудно заслужить.
 
PS
Я написал этот немудренный рассказ, чтобы напомнить, в первую очередь самому себе – все, что сверху, это шелуха. Главное, что внутри. Да и просто не мог не написать, потому что пацаном, который таскал такую же коробку в далеком, 1984 году, был я.

Онлайн Надежда

  • Обид не держу, возвращаю по мере поступления.
  • *
  • Сообщений: 24691
  • Пол: Женский
    • Skype - nyazya1

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #6 : 20 Июнь 2014, 22:06 »
РАБОЧИЙ И КОЛХОЗНИЦА

Эта история о большой любви и о том, что в настоящем подарке, главное не стоимость, а душевная работа дарителя. Можно, например, подарить человеку целых сто рублей и обидеть ничтожностью суммы, а можно и наоборот, мне вот на день рождения подарили всего-то двадцать копеек и при этом я запрыгал до потолка от нахлынувшей приятности. Двугривенный, правда, не простой, а мой ровесник, 1967-го года рождения, с крейсером «Аврора», гербом и всеми делами.

Но не буду больше испытывать вашего терпения и перейду к самой истории.

В выходные гулял я на свадьбе у старых друзей и не на простой свадьбе, а на фарфоровой.
Гостей было человек сорок, все чинно и благородно, дарили в основном фарфор.
Я тоже вручил большую фарфоровую супницу, короче, не отстал от коллектива, а поздно вечером прибыл, наконец, пятнадцатилетний сын «молодоженов»
Он вошел в зал, пряча руки за спиной и немного стесняясь, выпалил с порога:
- Мама, Папа, поздравляю вас с двадцатилетием вашей свадьбы, живите долго и счастливо. Пусть этот подарок напоминает вам о том, что… о том, как… ну, короче, вот.
И он вытащил из-за спины небольшую фарфоровую статуэтку «Рабочий и колхозница», а на серпе у колхозницы висел малюсенький целлофановый пакетик с тыквенными семечками.
Гости шутя загомонили: - «Как мило», «Тоже прикольно» «Не важно - что подарить, главное, чтобы фарфоровое» "Грызите, колхозники семечки и ни в чем себе не отказывайте"
И вдруг все заметили, что виновники торжества обнялись и натурально плачут, даже стокилограммовый «жених» слезу пустил, а он полковник МЧС, между прочим.
Повисла тишина, и отец семейства, вытерев волосатой рукой красные глаза, улыбнулся и сказал:
- Спасибо сынок, не ожидал. Порадовал – так порадовал.
Дорогие гости, если кто еще не знает, я расскажу вам эту историю:
- Как-то лет сто назад, я упал с мотоцикла и сломал руку в нескольких местах.
Все нормально, меня собрали, лежу в больнице, скучаю.
Вот однажды вышел прогуляться в больничный садик - лето, жара, я в шортах, в майке и гипсе.
Вдруг вижу - девушка симпатичная у урны стоит и самозабвенно клюет семечки из большого пакета. Рука у девушки тоже в гипсе, но только у меня – правая, а у нее – левая.
Так она всей головой в пакет и ныряет, схватит семечку, разгрызет и в урну сплюнет. Как голубь.
Полюбовался я этой картиной, и тут, видимо, сглазил – ее пакет лопнул по шву и все посыпалось.
А я же спасатель по жизни, хоть со сломанной рукой, но спасатель. Подскочил и быстро приставил к ее правой здоровой руке, свою здоровую левую, получился вполне вместительный ковшик. Так мы вместе и пошли через весь двор в палату, как рабочий и колхозница. Все вокруг улыбаются, а мы очень аккуратно идем, чтобы семечки не рассыпать…
…Вот так уже двадцать лет и ходим…
Поблагодарили: ALENA

Онлайн Надежда

  • Обид не держу, возвращаю по мере поступления.
  • *
  • Сообщений: 24691
  • Пол: Женский
    • Skype - nyazya1

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #7 : 03 Июль 2014, 19:21 »
Остров из изумрудов

Извините, Вам не разрешено просматривать этот текст. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Я сидела за столом и решала задачу по математике, в голову лезли посторонние мысли, мысли обо всем, о маме, о сестренке, об учебе и о нем… О нем я думала больше всего…

Его образ не вылезал из головы уже три недели, с первого дня как я его увидела… И как красота может спасти мир? По-моему она только губит его…

На часах показывало два… уже так поздно, от лампочки болят глаза… а задача еще не решена… Поразмыслив я перенесла ее на завтра. И с мыслью «спишу» я улеглась в постель… но сон не приходил…я долго ворочалась, уже проклиная свое наваждение, и наконец-то уснула …

На утро ужасно болела голова… опять… кое-как встав я пошла на кухню, заварила крепкий чай, включила новости… в Японии землетрясение, какой ужас… мурашки по коже от зрелищ по телевизору… миллионы людей пострадали, а я тут пью спокойно чай…из-за последних мыслей я поперхнулась… раздалась кашлем… выключив телевизор я быстро закончила с завтраком. Одела свои любимые джинсы и черную кофту, и поспешила к автобусной остановке.

В школе жизнь бурлила… малыши бегали, цеплялись за сумку.. О а вот и мои подруги, стоят и машут как пингвинчики из Мадагаскара.

-Анжеликааа! Привет!- моя лучшая подруга Мариша

-Ну как? Решила математику?- спросила Лейла, между прочим у нас самая умная

-Ага..как же- хмуро ответила я…

-Ну ты даешь…

-Лееейль?- щенячьими глазами посмотрела я

-На! -протянула она мне тетрадку… Я расцеловав ее в обе щеки убежала на подоконник, списывать, как не презренно это слово…

Математика прошла удачно, весь урок в пол-уха слушала как за Маришкой ухаживал парень в клубе…

Выйдя из кабинета я временно остолбенела, возле окна стоял он… смотрел в окно… и барабанил пальцами по подоконнику…

Ко мне подошли девчонки…

-Вааай, а кто-то влюбился – Мариша громко захохотала..

-Не моли чепуху… - я отвернулась от него…

-Ого, Слушай Анжелик а как его зовут?- Лейла буравила его любопытным взглядом

-Не знаю, мне все-равно…- отмахнулась я
(открыть/скрыть)
Поблагодарили: ALENA

Онлайн ALENA

  • *
  • Сообщений: 46773
  • Пол: Женский
  • Имя : Алина

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #8 : 13 Июль 2014, 09:42 »
Звёздочка моя ясная, есть и высший суд на земле....
Наверное, все помнят песню «Звездочка моя ясная», но мало кто знает, что эта популярная песня посвящена юной 19-тилетней девушке, убитой террористами всего за 3 месяца до ее свадьбы...
гости не могут видеть изображения , пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь


Звездочка моя ясная, есть и Высший суд на земле...
15 октября 1970 года, взлетев из батумского аэропорта, самолет АН-24 (рейс 244) с 46 пассажирами на борту должен был приземлиться в Краснодаре. Через несколько минут после взлета на высоте 800 метров двое пассажиров — отец и сын Бразинскасы вызвали бортпроводницу Надежду Курченко и передали записку для пилотов с требованием изменить маршрут и лететь в Турцию.
Она бросилась в кабину и закричала: 'Нападение!' Преступники кинулись за ней и, в попытке прорваться в кабину пилотов, начали стрелять. Позже в обшивке насчитают 18 пробоин. Несколько пуль были выпущены в сторону салона; никто из пассажиров не пострадал.
Первому пилоту Георгию Чахракия пуля попала в позвоночник, и у него отнялись ноги. Превозмогая боль, он обернулся и увидел страшную картину: Надя без движения лежала в дверях пилотской кабины и истекала кровью. Штурману Валерию Фадееву прострелили легкое, а бортмеханик Оганес Бабаян был ранен в грудь. Больше всех повезло второму пилоту Сулико Шавидзе — пуля застряла в стальной трубе в спинке его сиденья. Старший Бразинскас достал гранату и угражая взорвать ее, потребовал от пилотов подчиниться и лететь в сторону Турции...
В октябре 1970-го  СССР потребовал от Турции незамедлительно выдать преступников, но данное требование выполнено не было. Турки решили сами судить угонщиков и приговорили 45-летнего Пранаса Бразинскаса к восьми годам тюрьмы, а его 13-летнего сына Альгирдаса — к двум. В 1974 году в этой стране случилась всеобщая амнистия и тюремное заключение Бразинскасу-старшему заменили на... домашний арест на роскошной вилле в Стамбуле, а отуда американские спецслужбы их вывезли в США.
Это был первый случай в общемировой практике воздушного терроризма с убийством члена экипажа, угоном самолета в соседнюю страну и невозвращением преступников, чему способствовала явная двойная мораль.
В 1980 году Пранас заявил в интервью The Los Angeles Times, что был активистом движения за освобождение Литвы и бежал за границу, поскольку на родине ему грозила смертная казнь. Однако он почему-то забыл рассказать, что сидел на родине не за патриотизм, а получил два срока за воровство и злоупотребление служебным положением.
В Америке Альгирдас официально стал Альбертом-Виктором Уайтом, а Пранас — Фрэнком Уайтом. Они поселились в городке Санта-Моника в Калифорнии, где работали малярами. Казалось бы сбылась американская мечта двух ублюдков, однако Фемида их не оставила безнаказанными.
Под старость характер Альгирдаса стал невыносимым и они с сыном часто ссорились. Во время одного из таких конфликтов 45-летний сынок насмерть забил своего 77-летнего папашу бейсбольной битой. В ноябре 2002 года жюри присяжных в суде Санта-Моники признало Альберта виновным за преднамеренное убийство второй степени и он был приговорён к 16 годам тюрьмы.
P.S. В память о смелой девушке поэтесса Ольга Фокина, написала стихотворение под названием «Песни у людей разные» о погибшей бортпроводнице от имени её молодого человека.
Звёздочка моя ясная, есть и высший суд на земле....
Стихотворение Ольги Фокиной попалось на глаза начинающему тогда композитору Владимиру Семенову. Он и написал в 1971 году песню «Звездочка моя ясная», ставшую хитом на века.
(открыть/скрыть)
Извините, Вам не разрешено просматривать этот текст. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.



 PS
 об этой трагедии читала как то но не знала что песня посвящена Надежде Курченко 
Поблагодарили: технарь, Надежда

Онлайн Надежда

  • Обид не держу, возвращаю по мере поступления.
  • *
  • Сообщений: 24691
  • Пол: Женский
    • Skype - nyazya1

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #9 : 01 Август 2014, 17:36 »
Когда этот старик умер в доме престарелых в маленьком австралийском городке, все считали, что он ушёл из жизни, не оставив в ней никакого ценного следа.
Позже, когда медсёстры разбирали его скудные пожитки, они обнаружили это стихотворение. Его смысл и содержание настолько впечатлили сотрудников, что копии поэмы быстро разошлись по всем работникам больницы. Одна медсестра взяла копию в Мельбурн ...
Единственное завещание старика с тех пор появлялось в Рождественских журналах по всей стране, а также в журналах для психологов. И этот старик, который нищим ушёл из жизни в Богом забытом городке в Австралии, поразил людей во всём мире глубиной своей души.

Извините, Вам не разрешено просматривать этот текст. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Входя будить меня с утра,
Кого ты видишь, медсестра ?
Старик капризный, по привычке
Ещё живущий кое-как,
Полуслепой, полудурак,
«Живущий» впору взять в кавычки.
Не слышит - надрываться надо,
Изводит попусту харчи.
Бубнит всё время - нет с ним сладу.
Ну сколько можно, замолчи !
Тарелку на пол опрокинул.
Где туфли ? Где носок второй ?
Последний, мать твою, герой.
Слезай с кровати ! Чтоб ты сгинул ...
Сестра ! Взгляни в мои глаза !
Сумей увидеть то, что за ...
За этой немощью и болью,
За жизнью прожитой, большой.
За пиджаком, побитым молью,
За кожей дряблой, «за душой».
За гранью нынешнего дня
Попробуй разглядеть МЕНЯ ...
... Я мальчик ! Непоседа милый,
Весёлый, озорной слегка.
Мне страшно. Мне лет пять от силы,
А карусель так высока !
Но вот отец и мама рядом,
Я в них впиваюсь цепким взглядом.
И хоть мой страх неистребим,
Я точно знаю, что любим ...
... Вот мне шестнадцать, я горю !
Душою в облаках парю !
Мечтаю, радуюсь, грущу,
Я молод, я любовь ищу ...
... И вот он, мой счастливый миг !
Мне двадцать восемь. Я жених !
Иду с любовью к алтарю,
И вновь горю, горю, горю ...
... Мне тридцать пять, растёт семья,
У нас уже есть сыновья,
Свой дом, хозяйство. И жена
Мне дочь вот-вот родить должна ...
... А жизнь летит, летит вперёд !
Мне сорок пять - круговорот !
И дети не по дням растут.
Игрушки, школа, институт ...
Все ! Упорхнули из гнезда
И разлетелись кто куда !
Замедлен бег небесных тел,
Наш дом уютный опустел ...
... Но мы с любимою вдвоём !
Ложимся вместе и встаём.
Она грустить мне не даёт.
И жизнь опять летит вперёд ...
... Теперь уже мне шестьдесят.
Вновь дети в доме голосят !
Внучат весёлый хоровод.
О, как мы счастливы ! Но вот ...
... Померк внезапно. Солнца свет.
Моей любимой больше нет !
У счастья тоже есть придел ...
Я за неделю поседел,
Осунулся, душой поник
И ощутил, что я старик ...
... Теперь живу я без затей,
Живу для внуков и детей.
Мой мир со мной, но с каждым днём
Всё меньше, меньше света в нём ...
Крест старости взвалив на плечи,
Бреду устало в никуда.
Покрылось сердце коркой льда.
И время боль мою не лечит.
О Господи, как жизнь длинна,
Когда не радует она ...
... Но с этим следует смириться.
Ничто не вечно под Луной.
А ты, склонившись надо мной,
Открой глаза свои, сестрица.
Я не старик капризный, нет !
Любимый муж, отец и дед ...
... и мальчик маленький, доселе
В сиянье солнечного дня
Летящий в даль на карусели ...
Попробуй разглядеть МЕНЯ ...
И, может, обо мне скорбя, найдёшь СЕБЯ !

Онлайн Надежда

  • Обид не держу, возвращаю по мере поступления.
  • *
  • Сообщений: 24691
  • Пол: Женский
    • Skype - nyazya1

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #10 : 09 Август 2014, 12:43 »
Я вхожу в ординаторскую, сажусь в кресло, вытягиваю ноги, прикрывыю глаза.
- Первый год?
- Что? - я вздрагиваю, привстаю. В ординаторской был полумрак, я не заметил, что здесь есть кто-то ещё.
- Первый год работаете? - тучный мужчина располагается на диване в дальнем углу комнаты. - Просто я вижу, зашёл молодой врач, усталый и слишком взволнованный одновременно.
- Извините, но посторонним здесь находится нельзя.
- Прошу прощения. Но я не совсем посторонний. Я работал здесь почти 30 лет. Хирургом. Детским. Два года на пенсии. Зашёл навестить коллегу, Павла Александровича. Вы его должны знать, он тут главврач.
Мужчина подходит ко мне.
- Василий Игоревич.
- Сергей ... Сергей Владимирович, - обмениваемся рукопожатием. Пальцы у него тонкие, но рука твёрдая.
- Я уже шёл на выход, но проходя мимо "родной" ординаторской не удержался и заглянул. Этому дивану лет 10 точно! Сколько ночей на нём провёл на дежурствах. Только присел, а тут вы. Дышит тяжеловато, на кресло прямо свалился. Ну, думаю, - новичок!
- Я третью неделю здесь, после ординатуры. Детская больница скорой помощи - самый отчаянный выбор. Знаете, все эти травмы у детей... кажется никогда не привыкну. Хотя коллеги, уверяют, что уже через пару месяцев не буду реагировать на крики и плач, "обрасту чешуей". Но если не получится, попрошусь во "взрослую" клинику.
Василий Игоревич слегка улыбается, смотрит в глаза.
- Я надеюсь, что не обрастёте и останетесь здесь. Ни разу в своей жизни я не пожалел, что стал именно детским хирургом. Наша профессия позволяет познать человека как никакая другая. Могу с уверенностью сказать, что всё самое настоящее встречается именно в детях. Страх, боль, отчаяние, смелость, мужество и любовь.
Василий Игоревич молчит несколько секунд, хмурится, рассказывает:

Лет 15 назад, ночью забегает сюда в ординаторскую сестра из приёмного покоя.
- Автодорожка! Пациент тяжелый во второй операционной!
Прибежал, бригада уже собралась, на столе девочка лет шести. Пока одевался и стерилизовался, узнал подробности. В машине была семья из четырех человек. Отец, мать и двое детей: близнецы мальчик и девочка. Больше всех пострадала девочка: удар пришёлся в область правой задней дверцы, там где находился ребёнок. Мать, отец и её брат почти не пострадали - царапины и гематомы. Им помощь оказали на месте.
У девочки переломы, тупые травмы, рваные раны и большая потеря крови.
Через пару минут приходит анализ крови, и вмести с ним известие, что именно третьей положительной у нас сейчас нет. Вопрос критический - девочка "тяжелая", счет на минуты. Срочно сделали анализ крови родителей. У отца - вторая, у матери - четвёртая. Вспомнили про брата-близнеца, у него, конечно, третья.
Они сидели на скамейке в приёмном покое. Мать - вся в слезах, отец бледный, мальчик - с отчаянием в глазах. Его одежда была вся перепачкана кровью сестры. Я подошёл к нему, присел так, чтобы наши глаза были на одном уровне.
- Твоя сестричка сильно пострадала, - сказал я.
- Да, я знаю, - мальчик всхлипывал и потирал глаза кулачком. - Когда мы врезались, она сильно ударилась. Я держал её на коленях, она плакала, потом перестала и уснула.
- Ты хочешь её спасти? Тогда мы должны взять у тебя кровь для неё.
Он перестал плакать, посмотрел вокруг, размышляя, тяжело задышал и кивнул. Я подозвал жестом медсестру.
- Это тетя Света. Она отведёт тебя в процедурный кабинет и возьмет кровь. Тетя Света очень хорошо умеет это делать, будет совсем не больно.
- Хорошо. - мальчик глубоко вздохнул и потянулся к матери. - Я люблю тебя, мам! Ты самая лучшая! - Затем, к отцу - И тебя папа, люблю. Спасибо за велосипед.
Света увела его в процедурную, а я побежал во вторую операционную.
После операции, когда девочку уже перевели в реанимацию, возвращался в ординаторскую. Заметил, что наш маленький герой лежит на кушетке в процедурной под одеялом. Света оставила его отдохнуть после забора крови. Я подошёл к нему.
- Где Катя? - спросил мальчик.
- Она спит. С ней всё будет хорошо. Ты спас её.
- А когда я умру?
- Ну... очень не скоро, когда будешь совсем старенький.

Василий Игоревич произносит последнюю фразу с дрожью в голосе. Молчит минуту.
- Вижу, Сергей Владимирович, вы не очень поняли что особенного тогда произошло. Я тоже осознал не сразу. Несколько часов мучили сомнения, и потом осенило. Много лет прошло, а у меня до сих пор мурашки каждый раз, как я вспоминаю этот день. Мальчик думал, что умрет после того как у него "возьмут кровь". Поэтому он прощался с родителями. Скажете, детская наивность? Ну и что? Он на все сто был уверен в том, что погибнет. Он реально жертвовал жизнью ради сестры. Понимаете, какой подвиг он совершил? Самый настоящий. И никто не заметил. Оставайтесь здесь работать, Сергей Владимирович. Временами будет тяжело, но вы никогда не пожалеете.
Поблагодарили: технарь

Онлайн Надежда

  • Обид не держу, возвращаю по мере поступления.
  • *
  • Сообщений: 24691
  • Пол: Женский
    • Skype - nyazya1

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #11 : 17 Август 2014, 17:46 »
Извините, Вам не разрешено просматривать этот текст. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Как последний патрон, ветеран
Остается в обойме живых.
По цветам салютующих стран
Он когда-то дошел до своих.
В штыковую бросаясь на смерть,
Как ребенка спасал белый свет.
А теперь он не может смотреть
На останки великих побед.
И над плитами братских могил
Замер он, как живой обелиск.
Те, кто сделали все, что смогли,
навсегда под землей обнялись.
Там солдатское братство навек
По прозванию Русский Иван.
И зовет это братство наверх
Человек из осколков и ран.
Похоронена слава страны.
Хоть и Вечный Огонь, да погас,
похоронкой с великой войны
Ходит старый солдат среди нас.
В заржавевшей обойме времен,
Фронтовые сто грамм пригубя,
Он загнал сам себя, как патрон,
Как последний патрон – для себя.
И на братство священное пал,
Как всегда героически смел.
Победителем быть он устал.
Побежденным он быть не умел.

Леонид Корнилов


Онлайн Надежда

  • Обид не держу, возвращаю по мере поступления.
  • *
  • Сообщений: 24691
  • Пол: Женский
    • Skype - nyazya1

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #12 : 17 Август 2014, 17:51 »
Извините, Вам не разрешено просматривать этот текст. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Я помню детство, драки, тумаки,
Разбитый нос, ободраны коленки.
Не плачь сынок, не плачут мужики -
Сказал отец мне, прислонившись к стенке.
Я так хотел, чтоб папка пожалел,
Все ласки ждал, а он как бы не видел.
Сказал - сынок, чтоб меньше нос болел,
Сдачи сдавай тем, кто тебя обидел!
И я давал, я дрался до конца!
Я боль терпел, не ведал пораженья!
И долго помнил те слова отца
И больше не проигрывал сраженья!
Вот вырос я, окончил школу, возмужал,
Пришла повестка, так же как отцу,
Но от нее в кусты не побежал,
Нет, было мне такое не к лицу!
Да, батя, подвести тебя не мог,
Я там, в Афгане, Родине служил!
Пройдя одной из множества дорог
И лишь по ней к себе домой спешил!
Духов крошил там, словно винегрет,
За вас за всех, за Родину и тех парней,
Которых с нами больше нет.
И за страну, чужую, как на грех!
Парней, в бою погибших, не бросал
Не прятался за спинами друзей!
Твои слова из детства вспоминал
До самых дембельских, так жданных дней.
Вот я и дома батя, я живой!
Встречай солдата - на груди награда!
Пришел твой сын с седою головой..
Не плачь отец! Прошу тебя - не надо!
Сказал отец - горжусь, сынок! Мужик!
А слезы те от радости, от встречи!
Так что ж ты головою то поник?
Стол накрывай - отметим этот вечер!
Да, сын - мужик! Ты правильно учил!
Не сгорбился я, батя, не плошал!
Своею кровью орден заслужил!
Не бросил автомат, не побежал!
А батя орден мой держал в руке,
Я чувствовал, как он переживает.
Слеза катилась по седой щеке -
Ведь батя про войну немало знает.
Не знает только - почему война
Вошла в наш дом опять через полвека?
И дрогнула от крови тишина,
Чтоб убивать и ранить человека.
Дай батя я тебя к себе прижму,
Как ты меня мальчонкой прижимал.
И крепко, по сыновьи, обниму,
Как никогда еще не обнимал!
Мужчиной, батя, ты меня растил.
Не понимал я этой простоты.
Теперь пришла пора сказать - Прости...

(С)
Поблагодарили: ALENA

Онлайн Надежда

  • Обид не держу, возвращаю по мере поступления.
  • *
  • Сообщений: 24691
  • Пол: Женский
    • Skype - nyazya1

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #13 : 30 Август 2014, 15:13 »
О потеряном времени

Младшей моей скоро 14, паспорт дадут. 170 роста. Сидит вон Брэдбери читает. Как это так происходит быстро, а? Вот только вчера вроде твои руки развешивали после стирки розовые распашонки в бабочках и цветочках, и вот уже раз – и они развешивают тоже розовые в цветочках – но уже лифчики. Вообще без паузы, кажется. А старший университет закончил, у него борода, машина и невеста, а я все еще ловлю себя на мысли, когда вижу в витрине красивый игрушечный паровоз: вот бы ему купить, он обрадуется. Очень он маленьким паровозы и поезда любил. И у него такое особое выражение лица, когда я в очередной раз что-то напутаю в компьютере. Терпеливое. Типа «ну, ничего, я все равно тебя люблю и помогу, конечно». Интересно, у меня хватало терпения не раздражаться, когда он маленьким чего-то не понимал, путал и портил? Я уже не помню. Чем дальше, тем больше понимаешь, что это едва ли не главная истина о детях: они очень быстро вырастают. Молодым родителям часто кажется, что так, как сейчас, будет всегда. Вечные крики по ночам, вечные «на ручки», вечные игры в машинки, рыдания при разлуке и та же сказка в сотый раз. Так хочется, чтобы оно скорее все изменилось. Чтобы он скорее вырос, научился, смог сам… Так и будет: он вырастет и сможет сам, и очень быстро. Ведь мы заняты, у нас работа, отношения, творческая жизнь, да просто дела, и детство наших детей мы проживаем фрагментарно. Года полтора в начале, потом полчаса вечером, полдня в выходной и две недели в отпуске. Если посчитать «хоккейное время» нашего родительства, так ли много натикает? Да еще сколько из него мы потратили на упреки, нотации, на «отстань», «подожди» и «иди лучше делай уроки»... А вспоминается вовсе не «приучение к горшку» и не что у кого было в четверти в третьем классе. Вспоминается другое. Когда сыну было четыре, мы его отправили летом на море на месяц раньше, чем смогли вырваться сами. С двумя обожающими его бабушками. Они звонили и говорили, что ребенок прекрасно ест, купается и гуляет и все у него хорошо. Но когда мы приехали к нему и вечером втроем валялись на большой кровати, дите вдруг выдохнуло и сказало с облегчением: «Как я устал жить без охраны». Когда дочке было пять и она ходила в детский сад, мы с ней делали «запас поцелуев». У нее был джинсовый комбинезон с множеством карманчиков, и вот с утра я по всем этим карманчикам рассовывала «поцелуйчики». Чтобы, если вдруг станет грустно, можно было «достать» и почувствовать, что мама любит. Мне очень хочется, чтобы родители понимали детство своего ребенка как краткий и ценный дар – время, когда можно быть с ним, заботиться, радовать, обнимать, слушать, быть для него охраной, создать запас «поцелуйчиков» на всю жизнь вперед. Не торопите время. Стирайте распашонки и покупайте паровозы. Наслаждайтесь.

(семейный психолог Людмила Петрановская для журнала «Психология»)
Поблагодарили: ALENA

Онлайн Надежда

  • Обид не держу, возвращаю по мере поступления.
  • *
  • Сообщений: 24691
  • Пол: Женский
    • Skype - nyazya1

Что в жизни нам дорого...
« Ответ #14 : 31 Август 2014, 10:56 »
СЛУЧАЙНОСТЕЙ НЕ БЫВАЕТ…

Вокзал — место, где душе всегда неспокойно. Люди снуют туда-сюда, каждый озабочен чем-то своим: ожиданием поезда, покупкой билета или поиском места, чтобы присесть.
Приходили и уходили поезда. Вокзал пустел и снова наполнялся. И только в одном его месте не происходило никаких движений.
В конце зала ожидания пригрелась старушка. Вся в черном. Сухонькая. Сгорбленная. Рядом лежит узелок. В нем не было еды — иначе старушка в течение суток коснулась его хотя бы раз.
Судя по выпирающим углам узелка, можно было предположить, что там лежала икона, да виднелся кончик запасного платка, очевидно, «на смерть». Больше ничего у нее не было.
Вечерело. Люди располагались на ночлег, суетились, расставляя чемоданы так, чтобы обезопасить себя от недобрых прохожих.
А старушка все не шевелилась. Нет, она не спала. Глаза ее были открыты, но безучастны ко всему, что происходило вокруг. Маленькие плечики неровно вздрагивали, будто зажимала она в себе какой-то внутренний плач. Она едва шевелила пальцами и губами, словно крестила кого-то в тайной своей молитве.
В беспомощности своей она не искала к себе участия и внимания, ни к кому не обращалась и не сходила с места. Иногда старушка поворачивала голову в сторону входной двери, с каким-то тяжким смирением опускала ее вниз, безнадежно покачиваясь вправо и влево, словно готовила себя к какому-то окончательному ответу.
(открыть/скрыть)
Поблагодарили: ALENA